Бумажная свадьба на железной тропе

До нашей первой годовщины совместной жизни оставалось всего два дня, но мы так и не придумали, как и где отметить это событие, поэтому я с большой радостью сообщила мужу, что нам предлагают поехать на хутор Гуамка.
Активный отдых в красивейшем месте – Гуамское ущелье… Что может быть лучше в такой день! – восторгалась я.
И действительно, свежий вкусный воздух заполнял легкие, черный бархат неба, усыпанный сверкающими кристаллами звезд, низко нависал над головой… Все это убеждало меня в правильности выбора места для нашего семейного праздника.
За легким ужином с новыми друзьями обсудили мероприятия на выходные. Весело посмотрели видеоролик о предстоящем развлечении Виа феррата, что значит железная тропа. На экране ТВ милая девушка с непринужденной улыбкой легко поднималась по железным скобам, вбитым в отвесную скалу под легкую музыку.
Внутри у меня шевельнулось сомнение, по силам ли нам такой поход, о чем я и спросила своего коллегу, который и рекомендовал нам подобные развлечения. Ответом на мой вопрос была улыбка и небрежный кивок головой, мол, нет ничего проще. В то время я не учла, что Алексей (так звали этого добродушного человека) неоднократно совершал восхождения на самые высокие вершины мира, и для него подъем на 180м по отвесной скале со страховкой всего лишь легкая прогулка. Одним словом, у таких людей оценочная шкала человеческих возможностей нарушена и выдает очень большую погрешность, что и было доказано мною на следующий день.
После завтрака прозвучало зычное: «Получить снаряжение!» И вот уже через несколько минут группа из 15 человек вышла навстречу приключениям.
Радостные, мы поднимались в гору все выше и выше, склон становился все круче и круче. Приходилось постоянно цепляться за камни и корни деревьев…
И вот мы у той самой железной тропы! Простой и понятный инструктаж. Карабинчики страховки легко щелкают в руках. Ничего сложного! Просто шагай по скобам-ступенькам и перецепляй страховку!
Я встала на первую скобу и попыталась повторить движения инструктора. Ничего не получалось! Перчатки были велики и непременно попадали в карабин… После нескольких попыток я вообще запуталась: какой рукой держаться за трос, какой щелкать карабины… И тут предательски задрожала левая нога! Я вспомнила, что панически боюсь высоты.
На балкон 11 этажа своей квартиры я выхожу осторожно, одной ногой. Вторую всегда оставляю в комнате… так надежнее. Аттракцион под названием «Чертово колесо» был в моей жизни только однажды в детстве, но ужас того далекого дня я до сих пор испытываю в тех же первоначальных красках.
Что я тут делаю в этой нелепой каске на голове, в каких-то ремешках на ногах и на туловище? Оно мне надо на 52 году жизни?
Я посмотрела вниз, где стоял мой муж и ждал своей очереди на подъем. Встретив его взгляд, я жалобно стала пищать: — Саша, можно я вернусь домой. Я не хочу никуда лезть!
Он что-то тихо отвечал мне снизу. Разобрать слов не было возможности, но по выражению любимых серо-зеленых глаз штурмана субмарины я поняла: «Куда ты денешься с подводной лодки!»
Мне было стыдно, но я ничего не могла с собой поделать. Провал уже на первой ступеньке! А дальше то как? Позор! И мужу наверное, тоже за меня стыдно… Как быть? Как выйти из этой неприятности?
От страха, разочарования в своих возможностях, от жгучего стыда, от водоворота всех этих чувств сознание мое деформировалось, и я стала воспринимать происходящее как что-то фантазийное. Действительность рассыпалась и переломилась как в калейдоскопе.
— Лена! Что ты там возишься?! Поднимайся! – Гремел сердитый голос Ивана, старшего гуамского гнома.
Это они, гномы, сделали железную тропу на скале. И теперь заманивали сюда людей, обещая им молодильные воды лесных озер, сказочные красоты природы Гуамского ущелья…
— Надо только пройти вот по этой тропочке, и там наверху вы увидите нечто, что даст вам радость и бесконечный восторг! – так они соблазняли собеседников, прикидываясь гостеприимными хозяевами отелей и коллегами по работе.
На самом деле, гномы заряжались той энергией, которая щедро выплескивалась в состоянии стресса у людей, когда их отправляли вверх по скале.
Напитываясь людским страхом, гномы получали бонус бессмертия.
Я столько уже генерировала питательных страхов, что хватило на 100 лет каждому гному!
— Мне ничего этого не надо! – пытаюсь резонно сказать я Ивану. Но он уже спустился и пристегнул страховочные ремни к моему поясу.
Все! Уже точно никуда не денусь! Эта мысль сделала меня абсолютно покорной.
— Только вперед и наверх! Последовала его команда.
И мы стали передвигаться выше и выше. Меня радовало, что не надо перестегивать непослушные карабинчики это лихо делал Иван. Щелчки карабинов в моем затуманенном сознании стали складываться в мелодию марша. Под этот аккомпанемент я делала шаг за шагом по металлическим скобам.
Вниз не смотреть! Только туда, куда нужно поставить ногу при следующем шаге!
Мое жизненное кредо – не быть обузой, разрушилось на первой ступеньке. Изо всех сил я старалась успевать за Иваном, не давая возможности натянуться страховке, и чтобы ему не приходилось меня затаскивать вверх.
Иногда Иван отдыхал, или давал отдохнуть мне… не могу точно утверждать.
Однажды он свободно повис, снял свой кроссовок с ноги, вытащил из него маленький камень и швырнул его вниз. Наблюдая за движениями Ивана, я почти физически ощутила падение камешка. Вдох застрял в моих легких от обострившегося ужаса. Гном ликовал!
— Что?! Вперед! – громыхнул он сердито.
Наверное, он спешил вернуться к своим делам внизу. Надо найти новые жертвы на следующий поход, — подумала я и покорно стала карабкаться вверх. В долгое, бесконечное вверх… в одном месте скобы внезапно кончились…
— Зачем они, если есть за что тут держаться. Выступы, корни деревьев… — пояснил экономный гном на мое удивление.
— Оглянись назад! Посмотри, какой вид! Когда и где ты такое еще увидишь? – Это призывала Белоснежка, вступившая в сговор с гномами. Именно она вчера так зазывно улыбалась в рекламном видеоролике. Свои сто лет бессмертия она уже получила от меня. Но ей хотелось больше!
— Оглянись! – пела она сиреной.
Ну уж нет! Это даже не 11-й этаж! – мысленно сопротивлялась я.
Но почему-то, голова моя повернулась, и восторг ворвался в душу при виде необычайной красоты. На мгновение страх улетел, ему не оставалось места в груди. Благодать и великолепие, простирающиеся внизу, сделали мое дыхание свободным и прояснили взгляд. Но это было всего мгновение, страховка натянулась и я вернулась к страшной реальности.
Там, на самом верху, когда до цели оставались последние три ступеньки, послышалось: Лена! Леночка! Посмотри в камеру! Улыбнись!
Это был добрый гном Виктор. 23 года он жил среди людей, помогал им. Но старший Иван отловил его и забрал у него паспорт. Теперь Виктор должен был выполнять самые безобидные поручения Ивана Ефимовича, так почтительно называли другие гномы своего предводителя. Улыбаясь, Виктор подбадривал ползущих по скале бедолаг, весело шутил. Но смеяться у меня не получалось. Я только что-то пищала в ответ невнятное.
На его настойчивые призывы улыбнуться, мои мимические мышцы, сведенные судорогой ужаса, пытались растянуть губы в улыбке, но почему-то получилось только вытащить кончик языка, и в этот момент страховка натянулась, и я взлетела на самый верх.
— Ура!
Под ногами не кусочек скалы шириной в детскую ладошку, а земля! Много земли! И по ней можно передвигаться с прямой спиной и без страховки. А руки свободно могут свисать вдоль туловища или поправлять волосы, и еще делать разнообразные свободные движения, а не впиваться в трос или скобу!
Но радость быстро закончилась, когда я вспомнила, что трудно вскарабкивается мой суженный.
За его плечами было двадцать календарей тяжелой и опасной службы на подводной лодке. Ему приходилось бессчетное количество раз совершать выход в море через торпедные отсеки, а обратно возвращаться, протискивая с собой наших доблестных разведчиков, которые упирались и раскорячивались в этих отсеках, как каракатицы. Ему приходилось реанимировать бойцов, падающих замертво от невыносимой жары в отсеках подлодки. Он даже ассистировал врачу на аппендэктомии, когда жесткий приступ аппендицита выбил из строя сослуживца посреди тихого океана. Много чего пришлось ему пережить, что рано предало серебристый цвет его волосам…
И за что я так с ним! Он же мне во всем верит. Идет за мной по жизни со словами: «Мой дом там, где ты!». На что я его обрекла! Устроила праздник нечего сказать!
Я мечтала о нем с восьмого класса. Но мы так и не осмелились сказать нужные слова друг другу и потому после выпускного мы разъехались в разные концы страны: он во Владивосток в военное училище, я в Москву…
Только на тридцатилетие выпуска нашего класса наши взгляды снова встретились, и мы поняли, что должны быть вместе. И вот через год счастливой совместной жизни я все испортила сама.
Усевшись на траву, я ждала и гадала: он мне предложит развестись сегодня, или уже дома, в Новороссийске.
Рядом оказался хитрый гном Алексей, который заманил меня сюда в облике коллеги по работе. Он улыбался и довольно покрякивал, поправляя свое снаряжение.
— Авантюрист! – прошипела я в его сторону.
Показался мой муж. Он тихо подошел и сел рядом со мной. По его выражению лица было понятно без слов, что он чувствует сейчас. Минут десять мы сидели молча. Я ждала приговора…
— Сколько метров эта полоса препятствий? – спросил он
— Сто восемьдесят. – Пропищала я
— Всплывать с такой глубины гораздо легче. – Резюмировал немногословный супруг и нежно поцеловал меня в щечку.
Уф! Развода не будет! Впереди еще одна годовщина нашей совместной жизни! Я счастлива необыкновенно!
Злобные гномы исчезли. Появились надежные и внимательные инструкторы.
— Как самочувствие, Лена! – спросил радушный хозяин Иван Ефимович.
— прикладывай холод к разбитым ногам! – заботливо советовал коллега Алексей.
Оставалось перелететь двести пятьдесят метров от скалы до скалы и потом спокойно, ногами вниз, к отелю…
Я уже не испытывала никакого страха. Я полностью доверяла улыбающемуся инструктору, который подробно рассказывал о необычайной прочности швейцарского троса и надежных французских карабинах.
По лесу вниз возвращались, держась за руки. Наша бумажная свадьба была укреплена железными скобами виа ферраты.
Все здорово!
Вечером нас поздравляли с первой годовщиной. Кричали горько. Пели песни под гитару.
Праздник удался!
Это был один из лучших дней нашей совместной жизни!

Ночью я никак не могла заснуть. Только закрывала глаза, как оказывалась стоящей над пропастью, ухватившись за тонкий ствол дерева, растущего на самом краю отвесной скалы.
Попытки отвлечься и представить что-нибудь приятное не давали нужного эффекта. Я крутилась с боку на бок, пытаясь расслабиться и отдохнуть. Шел час за часом, но сна так и не было…
— Лена! Что ты там возишься! Немедленно спать! – крикнул из темноты сверху сердитый голос гнома Ивана.
— С утра получить снаряжение! – услышала я, уже засыпая.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий